Большое положительное влияние оказал...


Большое положительное влияние оказал...

Атом глазами аналитика

Буквально на днях аналитическая лаборатория химико-металлургического завода отметила свое 50-летие. И хотя один из ее руководителей Вячеслав Смирнов (с 1974 по 2007 гг.) утверждает, что лаборатория появилась позднее, нежели приказ о ее создании, факт остается фактом. Шестого марта 1959 года первым начальником АЛ был назначен А. Т. Первушин, с этого момента и начинается отсчет истории для аналитиков атома объекта № 25. Рассказывает Вячеслав Смирнов:

- Я с группой товарищей (Валерий Григорьев, Николай Румянцев, Виталий Мысков, Рудольф Попов и другие) прибыл в город 8 августа 1959 года, закончив тот же самый химико-технологический техникум, что и недавний гость вашей редакции Борис Мешалкин. Готовили нас для текстильной промышленности, а получилось, что для атомной отрасли. Моя гражданская, как я ее называю, специальность - химическая технология органических красителей и промежуточных продуктов (анилинщик). Однако наша аналитическая работа началась своеобразно, впрочем, как и у многих - с двух месяцев сельхозработ. Что тогда поразило - порядок, будь мы хоть за тридевять земель, где-то в поле аванс и получку привозили нам день в день. Какое-то время мы поработали на сублиматном, а потом нас отправили в Челябинск-40, где уже готовили прицельно на наши рабочие места в аналитической лаборатории. Александр Тихонович Первушин, руководивший аналогичной лабораторией и на «Маяке», выбрал себе там же и заместителя Марка Моисеевича Липского. Если до этого мы чувствовали себя довольно свободно, никто за нами не следил: придем на работу, значит, придем, нет, так нет. После решения Марка Моисеевича ехать в , за нами стали наблюдать очень пристально.

Вернувшись домой, выяснилось, что завода по-прежнему нет, следовательно, нет и нашей лаборатории. И опять пришлось работать не по специальности, теперь уже на ЗРИ. И вот весной 1961 года мы наконец появляемся на площадке ХМЗ, правда, работа наша ограничивалась принципом «подай-принеси». Полным ходом шло строительство, параллельно велся и монтаж поступающего оборудования. В работе над последним огромный вклад внес Михаил Андреевич Шевцов, долгое время впоследствии работавший старшим инженером КИПиА.

А вот то, что завод в скорости начал свою работу, сыграл свою роль политический момент. После встречи Хрущева с молодым Кеннеди, на которой они не сумели договориться, нам пришел приказ срочно запускать производство. И вопреки плану, первого июля был получен первый черновой слиток, вот анализом этой продукции мне и довелось заниматься.

В 61-м же я поступил на ФТФ, и через два года, еще не получив диплом, был назначен начальником смены. У студента в подчинении работало два инженера. После этого, конечно, и работа моя, и жизнь стали более насыщенными. Это сейчас для внедрения новой методики необходимо разрешение министерства, а тогда достаточно было на комбинате утвердить рабочую инструкцию.

После окончания института мы с коллегами заинтересовались работой «Резкое повышение нижних пределов определения примесей в готовой продукции». Как возник интерес? «Враги» добились получения высокочистого продукта, и нам надо было не отстать. После окончания этой работы я был назначен старшим инженером плутониевого производства. Объемы работ в то время у нас были, конечно, большие. А в 1972 году, после того, как Георгий Ильич Дубов решил посвятить себя общественной работе, меня назначили заместителем начальника лаборатории. И с 74-го по декабрь 2007 года я уже руководил этой лабораторией, ровно 33 года - возраст Христа. В общей сложности у меня 48 лет трудового стажа, маленько не дотянул до полувекового рубежа, но, в конце концов, пора и честь знать: поберечь свое здоровье, да и дать дорогу молодым.

Наша лаборатория всегда выполняла все задачи, которые перед ней ставили завод и комбинат по анализу урановой и плутониевой продукции. Во главе угла всегда стояло определение качества основной конечной продукции. Ну и конечно, ведем анализ по всей технологической цепочке, чтобы технологи могли спокойно работать.

Нам повезло изначально, что первые руководители уже имели опыт подобной работы, тот же Первушин еще до «Маяка» в годы войны работал на пороховом заводе в Кемерове. Так что, уже «посидев на пороховой бочке», был очень ответственным человеком. Большое положительное влияние оказал Валентин Иванович Туркин, ставший первым руководителем специальных участков спектральных групп. Евгений Петрович Поярков, Георгий Ильич Дубов, Юрий ич Свалов. Много сил и энергии отдавали совершенствованию методик контроля, повышению надежности выдаваемых анализов ИТР лаборатории: Александр Александрович Шорохов, Сергей Михайлович Анкудинов, Валентин Александрович Александров, Алевтина Георгиевна Тюпич, Николай Васильевич Смирнов, Николай Александрович Нестюркин, Владимир Иванович Серов, Галина Александровна Анисимова, Дина Васильевна Клочкова, Валентина Прохоровна Сербиненко и другие. К сожалению, не все сейчас с нами.

В период запуска конверсионного производства наша лаборатория обеспечивала завод методиками по производству магнитов, ультрадисперсных порошков. Пока, к сожалению, эта продукция промышленностью не востребована, хотя то, чем мы занимались, - это отголоски тех самых нанотехнологий, о которых теперь говорят во всем мире.

Все годы работы я с душой занимался своим делом, к решению задач всегда старался подходить вдумчиво, как говорится, со свежей головой. У нас, кстати, была добрая традиция ходить на работу пешком: я (начальник аналитической лаборатории), Сергей Иванович Есарев (руководитель опытно-технологической лаборатории) плюс группа наших инженеров. Час прогуляешься по воздуху и уже работается легче, быстрее приходят пусть даже и сложные решения. Прогулки, надо сказать, и сейчас с приятелями мы продолжаем, пара часов в день для нашей троицы: Смирнов, Евгений Поярков (бывший начальник АЛ ЦЗЛ) и Олег Столповский (замначальника основного цеха) - святое дело. Гуляем, есть нам, что вспомнить и о чем поговорить.
И знаете, я, в сущности, счастливый человек, когда-то Родина сказала: «Надо!» - пошел туда, куда она мне указала, и об этом не жалею. Свою трудовую миссию, надеюсь, выполнил, но об этом уже судить не мне.

Светлана Черенько, инженер-аналитик: Авторитет у Вячеслава Владимировича, конечно, был непререкаемый. И несмотря на то, что уже не работает, к его мнению все относятся с большим уважением. Стиль его руководства всегда импонировал коллективу, с одной стороны, корректный человек, а с другой, справедливый. Всегда умело разрешал любые вопросы, в том числе и личностные. Производственные и технологические сложны, а личностные оказываются еще сложнее, все мы попадаем в разные ситуации, и куда идти со своим наболевшим? К начальнику лаборатории. Все решения он всегда принимает очень взвешенно, и ему это свойственно просто по жизни, с налета решений не принимает.

Наталья РУССКАЯ

  • Голосов: 32, Оценка: 4,00/5
    Оцените материал